воскресенье, 31 октября 2010 г.

3 удавшихся кадра

Вот они:
Удавшийся кадр номер 1.
Удавшийся кадр номер 2.
Удавшийся кадр номер 3, самый удавшийся.
Остальные не получились:

Но не получалось в этот раз не только у меня.
Они тоже любят зиму.
И снег.
Главное, чтобы костюмчик сидел.
Вж-ж-ж-ж!
Halloween, как-никак.

среда, 27 октября 2010 г.

Царь горы

Шелехов — город спортсменов и просто веселых людей. Ни один уважающий себя житель этого города не откажется поучаствовать в местной забаве — игре «Царь горы». Шелеховчане с радостью и пылкостью играют в нее на автостанции, в микрорайоне, но особенно задорно соревнования проходят в Иркутске. Кстати, принимать участие может каждый желающий, так что и вы не откажите себе в удовольствии подразвлечься и размять косточки.
Как правило, победителем становится самый наглый и хитрый, но для красоты повествования назовем его самым умным. Он же быстрее всех бегает, сильнее толкается и громче всех матерится. Главный приз — самое лучшее место в автобусе и наслаждение от разочарованных взглядов проигравших.
Не упускают возможности повеселиться и водители. Они играют в другую игру — «Кто на колесах, тот и главный». Основная задача игры — проехать как можно дальше от догоняющей толпы шелеховчан и осложнить им таким образом путь к званию Царя горы. Водители, беспокоясь о здоровье и физической подготовке горожан, дают им невероятно полезную практику бега с препятствиями. Кстати, иногда шелеховчане играют в эстафету, передавая, например, сумку друга, занимая с ее помощью место в транспорте, и даже занимаются метанием шапок, перчаток и всего прочего, что может дать понять другим участникам игры, что место занято. Порой особо изощренные игроки, сговорившись, разыгрывают конкурента: он вроде бы в числе первых попал в автобус, но все места в нем уже заняты предметами гардероба и кожгалантереей.
А совсем недавно водители придумали новый способ заботы о населении города. Местные изобретатели притащили на автостанцию мост с перилами и поставили прямо на тротуар. По данным социологического опроса, техническое средство, призванное спасти шелеховчан, каким-то магическим образом должно научить их стоять в очереди на остановке. Теперь каждый водитель считает своим долгом остановиться прямо напротив моста спасения так, чтобы попасть в его автобус можно было, только пройдя этот мост. Старожилы города Шелехова уже прозвали его Мостом очищения, намекая тем самым на то, что каждый, кто пройдет через него, очистит свою ауру от негативных эмоций. Теперь шелеховчане, не желающие садиться в подъехавший автобус и с надеждой смотрящие на следующий (поновее, потеплее, покрасивее), считают обязательным встать посреди моста для пущего эффекта.
Мы с радостью ждем новых изобретений и проявлений заботы о пассажирах.
Прямо с места событий — я, несчастный шелеховчанин. Следите за нашими новостями и оставайтесь людьми всегда.

воскресенье, 24 октября 2010 г.

Важен каждый

Вас переписали? А вас? А вас? А меня НЕ ПЕРЕПИСАЛИ! И это меня очень расстраивает. «России важен каждый», но не я. А я что, самый плохой гражданин? «Переписчик вчера ходил». И что? Он не мог оставить мне уведомление, что он приходил и что я могу переписаться по такому-то адресу? Даже обидно. А ведь этот переписчик заполнит за меня как-нибудь анкетку и получит свои ничтожные 7 тысяч (правда ничтожные, за 400-то человек!). Надо вводить какой-то коэффициент честности у людей и давать выполнять важную работу только людям с зашкаливающим показателем этого коэффициента. Поля в ярости.

пятница, 15 октября 2010 г.

Солнце не греет

Ветка дрожит от холода — солнце не греет, а пальто, шитое золотыми нитками, отняла земля. Лишь несколько последних листков стараются согреть ее теплом, накопленным летом — тщетно. Дрожит и дорожит заботой. Злой ветер снимает листки один за другим, и они накрывают собой сырую и холодную тропинку, становясь такими же сырыми и холодными. Мертвыми.
Помню то страшное, то ужасное для меня Первое сентября. В школу я пошла с зареванным лицом и абсолютным нежеланием радоваться. Потерялась моя собака. Эту лопоухую няньку породы ирландский сеттер купили мне после детского сада, ведь теперь после школы мне часто приходилось оставаться одной. Ее звали Рэча — первый слог от имени (не клички!) отца (Рэд), второй — от имени мамы (Чара). Мы росли с ней вместе, зимой она катала меня на санках, я защищала ее от гнева родителей, а она каждый день заставляла меня смеяться. Умная и добрая, с ней было совсем не страшно. Она была такая осенняя — рыжая. И потерялась к осени. В тайге.
Мне очень жаль, что от отца у меня остались в основном плохие воспоминания, такова жестокая детская память. Собаку потерял он, а мысль, что в нее стреляли изрядно подвыпившие его коллеги (наша милиция нас бережет), заставила меня в тот момент возненавидеть и его, и коллег. Моя бедная, моя любимая Рэчка! Ну, разве она была похожа на лису, пусть даже и рыжая?! Хотя я не знаю, что может померещиться абсолютно пьяному человеку.
Ее нашли. Чудом. В тайге! Она прибежала к зимовью, и через знакомых нам сообщили, что мой друг цел и невредим. Моя мама-учитель ушла с уроков и поехала за собакой. А ее ученики — пожалуй, это был самый лучший ее выпуск — убеждали директора школы, что Ольга Анатольевна «ну вот только что вышла» и находится где-то в школе.
Рэчка очень изменилась. Стала бояться всего, стала пакостить. Мы совсем не играли, а осенью она сбежала. Я года два кидалась на всех сеттеров и пыталась узнать в них Рэчу, но зря. Я до сих пор скучаю.
Но некоторые, самые упорные листки, не сдаются. Вот этот самый красивый — оранжевый, с золотой каймой и малиновыми прожилками. Задорный.
А еще раньше в конце лета мы ездили в тайгу за черникой. В городе еще было лето, а в лесу уже осень. Желтые березки, красные осинки, вечнозеленая хвоя и разноцветная трава. Когда я была совсем маленькой, меня не брали по ягоду, и я оставалась на балагане с кем-нибудь из взрослых. В одну из поездок я осталась с моей тетей, ей тогда, насколько я помню, не было и 18. Мы готовили обед на костре и делали «городки» из мха. Берешь кусок высокого мха, втыкаешь в него веточки-листоки-цветочки, и получается произведение искусства!
Отправившись за очередным клочком мха, я порезала ногу лежавшим в нем куском разбитой бутылки. Шрам от этого пореза остался до сих пор, и — смешно сказать — я его очень люблю. Он постоянно напоминает мне о детстве, когда оно было счастливым и беззаботным. От вида крови я упала в обморок, но все же не так быстро, как моя тетя — та больше всего на свете боялась вида крови. Тем не менее, пока я из обморочного состояния перешла в крепкий сон, она умудрилась забинтовать мне ногу и доготовить обед. Проснувшись, я обнаружила, что наши таежники уже вернулись, и сказала маме: «Мам, а ты меня не наругаешь? Я ногу порезала». Как же смешно мне сейчас об этом думать! Но так по-хорошему смешно, даже забавно. Как нога зажила, не помню. Но тайгу любить меньше я не стала.
Лежу и думаю, неужели он не сдастся? Ведь несколько листков остаются на ветке и до зимы, а потом покрываются снегом. Вот и силач, вот и крепыш…
А в начальной школе я просто обожала конкурс поделок из натуральных материалов. Я всегда делала вазы из кабачков — резные, кружевные — и заполняла их сухоцветами. Наши поделки стояли в конце класса на шкафах, и мы часто во время урока поворачивались назад, чтобы лишний раз полюбоваться своими произведениями.
Заснула. Проснулась, и снова он!
Этой осенью в первый класс пошел мой младший брат. Я третьекурсница, а он первоклашка! Мой шалунишка превратился в элегантного семилетнего мужчину (и такое бывает). Теперь я иногда делаю с ним уроки, а он, правда неохотно, рассказывает о делах в школе. Конечно, непоседливость от него никуда не ушла — буквально сегодня его выгнали с занятия по шахматам. Да, мы с ним очень разные, хоть в моей школе и ждали, что к ним придет маленькая замена меня. Но двухгодичное отсутствие школьников в нашей семье окончилось.
Упал.

воскресенье, 10 октября 2010 г.

Всё зря

Боролись бабы, боролись за свои права, а мужики как смотрели на нас, как на кусок мяса и родильный аппарат, так и продолжают смотреть. Не всегда, но почти всегда. И пиши ты слёзные стихи, и занимайся ты изучением асимптотической свободы в теории сильных взаимодействий, и сажай кусты сирени по всему миру для его скорого спасения — один фиг (простите) размер груди, талии и бёдер будет критерием №1 в оценке наших прелестей.
Мой интеллигентный мужик, который пишет мне SMS типа: «Пообещай мне, что завтра мы пойдем в библиотеку» и с радостью делится со мной новостью, что в Художественном музее экспонируется новая выставка, всё равно открывает рот и одобрительно кивает головой, видя девочку, играющую роль стриптизёрши в подобающем для этой роли виде, и ценит мою самую внушительную часть тела. Жаль, что не только мою. И все его фразы «Только умные бабы!» тоже вызывают у меня некоторое умиление. Я бы сказала: «Только умные, и чтоб …», ну а это «чтоб» и так понятно.
И вообще, почему жаль? Почему русские не могут заводить себе гаремы, и почему я лучше удавлюсь, чем буду добровольно не единственной женщиной своего мужчины? Я не верующая, но верю. Вера православная со своих истоков позволяет существовать только парным союзам, и не более. Один муж — одна жена, и всё. Изначально такая политика проводилась для преследования профилактических целей: один половой партнёр — меньше вероятность распространения заболеваний. И очень уж мне нравится эта политика, так как по натуре я моногамна. И очень ревнива. И пишу всю эту чушь, которая мне очень не нравится, только потому, что я готова лопнуть от ярости, когда мой мужчина открывает рот и одобрительно кивает головой, видя девочку, играющую роль стриптизёрши в подобающем для этой роли виде. 
Но при этом мне гораздо приятнее будет слышать: «Дорогая, я тут подумал, что хочу, чтобы ты родила мне ребёнка», чем: «Дорогая, я тут подумал, что хочу, чтобы ты занималась изучением асимптотической свободы в теории сильных взаимодействий». И не потому, что первое любой бабе сделать легче, чем второе, а потому, что первое гораздо приятнее нашей природе, которая нет-нет, да и вылезет наружу из-под пелены всех тех высоких чувств и знаний, которые закладываются в нас учителями и предками не первую тысячу лет.
Так что зря вы, бабы, боролись. 

суббота, 9 октября 2010 г.

Золотая

Одна пешая прогулка до дома.
Почти лавровая ветвь.
Осень в городе.
Позолотило.
Стоп, осень!
Время наводить порядок.
Солнце?
Летим?
Дыра.
Дыра.

Дыра.


Мурава.

пятница, 8 октября 2010 г.

ИрГУПСу—35

С Днём рождения, дорогой!
Добро пожаловать!

Без нас никак.

Гримёрочки.

Потолок. Фактурный.
И помощнику министра бантик.
А вам?
Крутаны.
Жгите, ребята!
К имениннику — с подарками.
Поехали!
Очень нравится.
Смотрят.
Губернатор с ректором играют в шарик.
И покатился колобок в лес.
Патриотичная песня.
Нынешний ректор поздравляет бывших.
Важные дядечки.
РГУПС, СГУПС, ОмГУПС
Подарок из Улан-Удэ.
Монголы дарят ковёр!
И песню.
Красиво. Актёры муз. театра.
Лицеисты.
Винегрет.
А теперь все играют.