понедельник, 27 декабря 2010 г.

Как всё получилось

Ёлка прошла в четверг. А вчера я ходила к ребятишкам на ёлку, подготовленную их родителями. Очень надо знать, как составляется договор о пожертвовании...


































среда, 22 декабря 2010 г.

Всё получится

Завтра, если всё сложится хорошо (а всё именно так и сложится), состоится ёлка для детей-инвалидов.
Небольшая поправка: конечно, политкорректно было бы писать: «для детей с ограниченными возможностями», но в данном случае я оставляю страшное слово «инвалид». В конце концов, общества людей с ограниченными возможностями у нас нет, а вот Общество инвалидов есть. Однако во всех остальных случаях я за политкорректность.
Последний вечер, учёба, несмотря на полный крах, задвинута подальше и прячется за списком «рапорт—студклуб—подарки—костюмы—…», а в голове полный кавардак. И настроения совсем нет, и очень боязно, ведь для этих детей всё должно быть хорошо и по-доброму.
Сегодня вновь кричала: «Не буду больше этим заниматься!», но чувствую, что вновь это был самообман. Заниматься этим буду, заниматься этим хочу и давно уже думаю, как можно заниматься благотворительностью на более глобальном уровне. Нет-нет, я совсем не хочу спасти весь мир, я слишком слаба для этого. Но я хотела бы привлечь больше людей к совершению добрых (по-моему, очень серьёзное слово) дел и работать с детьми не только по сезонным праздникам, а круглогодично.
Ощущение, будто я очень сильно ударилась головой. Ещё бы, ведь последний месяц я только и делала, что билась головой о стену глупости и непонимания. И меня поражают и возмущают те проблемы, с которыми приходится сталкиваться при организации очень маленького и скромного мероприятия. Чтобы установить копилки, нужен рапорт за тремя подписями. Чтобы вынести копилки, тоже нужен рапорт за тремя подписями. Чтобы внести коробки конфет, тоже… здесь я очередной раз поругалась с охраной и как-то убедила стражей покоя университета позволить нам внести конфеты. Чтобы получить автобус, нужна куча бумажек и поклонов в ноги. Чтобы получить деньги, нужно… не знаю, что, потому что деньги у начальства я выбить не смогла ни разу, несмотря на их частые обещания. Чтобы получить помещения, нужно намотать 100 кругов по университету, всем улыбаться и кланяться в ноженьки, говорить: «Да, я дура, а вы все молодцы», «Да, ваша репетиция важнее инвалидов, но всё же давайте репетицию перенесём» (самое отвратительное) и пр., и пр., и пр… Выслушивать, что я должна купить ёлку в студклуб. Что ёлка всем очень мешает. Что машины, на которой можно привезти копилки и подарки, нет. Что никто помогать мне не будет. И что я ДОЛЖНА ЭТО СДЕЛАТЬ.
Я искренне благодарна всем тем, кто рядом со мной. Всем тем, кто тратит свои время, деньги и силы, чтобы реализовать это маленькое и скромное мероприятие. Всем тем, кто раскладывает конфеты по блестящим пакетикам, кто возит нас на машине, кто играет в представлении и просто открывает дверь. Я искренне благодарна судьбе (ведь именно ей?) за то, что год назад при подготовке ёлки для детей-сирот я встретила человека, с которым мне в данный момент мучительно больно ссориться — он слишком для меня дорог. Что это уже вторая ёлка, которую мы готовим вместе, причём второе «вместе» гораздо весомее первого.
Мне очень жаль, что сейчас я представляю собой обессиленное тело, которое не может собраться с мыслями и сделать лабораторные работы.
Но завтра мне ещё нужно купить костюм Снегурочки, найти костюм Деда Мороза, привезти ноутбук и удлинитель, договориться со звукарём, встретить, провести, поздравить и сделать хотя бы один час жизни этих детей веселее. Завтра, если всё сложится хорошо (а всё именно так и сложится), состоится ёлка для детей-инвалидов.

понедельник, 13 декабря 2010 г.

Как я была тренером

Есть такие человечки, которые учат других человечков работать в команде, управлять деятельностью группы людей, выступать на публике и просто никого не бояться. Зовутся такие человечки тренерами (только вот почему?).
Жизнь тренера прекрасна и удивительна, а материала для работы предостаточно — людей с различными комплексами можно экскаватором грести. И вот, 9—10 декабря я из подопытного совсем неожиданно превратилась в тренера для группы работников ВЧД-10, ст. Улан-Удэ. Тренером быть хорошо. Во-первых, тебя кормят. Во-вторых, ты живешь на турбазе и имеешь некоторые минуты для любования природой. В-третьих, взрослые дяденьки и тетеньки слушают тебя с открытым ртом, выполняют твои поручения и просят совета. Это не тщеславие. Это приятная мысль о том, что ты им реально помогаешь — результат был виден уже на второй день работы. 
Каков вывод? Он прост: я и дальше хочу быть тренером, чтобы учиться и учить. 

вторник, 7 декабря 2010 г.

суббота, 4 декабря 2010 г.

Хрустальное сердце Байкала

3 декабря в Иркутске состоялся бал добровольцев «Хрустальное сердце Байкала», приуроченный к Всемирному дню добровольца, который отмечается 5 декабря. Подобное мероприятие проводится впервые, однако оно сразу стало популярным среди добровольцев. На участие в бале было подано 639 заявок со всей Иркутской области, менее четверти из них стали победителями конкурса — 150 человек собрались в этот день, чтобы получить награду, заслуженную своими добрыми делами.



Инициатором проведения бала стала региональная благотворительная молодежная организация «Центр поддержки и развития добровольчества «Твори добро». Конкурсный отбор проходил по 11 номинациям: «Юный доброволец года», «Добровольческая семья года», «Добровольческий поступок года», «Добровольческая акция года», «Образовательная программа года в сфере добровольчества», «Добровольческая экологическая программа года», «Добровольчество в СМИ», «Добровольчество как профессия», «Инновации в добровольческой деятельности», «Корпоративное добровольчество» и «Добровольческие традиции».
Открыл бал заместитель Председателя Правительства Иркутской области Сергей Серебренников. Он отметил, что данное мероприятие обязательно станет традиционным в Приангарье. 













Признание волонтеры от мала до велика получили за совершенно разную помощь. Например, четверо черемховцев помогли жителю Франции Юбэру Кригелю, путешествующему по миру на мотоцикле «Урал», когда тот остался без бензина. Кто-то очистил часть берега Байкала, кто-то сделал жизнь детей-сирот чуть-чуть радостнее и веселей, а кто-то помог человеку выжить — добро невозможно измерить, все оно необыкновенно ценно.


































































Настроение настоящего бала задавала живая классическая музыка и старинные танцы, которым добровольцы смогли в этот вечер поучиться у студии старинного танца «Antiquo More».
Всем участникам бала были вручены нагрудные знаки «Твори добро» и памятные дипломы.





воскресенье, 21 ноября 2010 г.

Конничи ва

20 ноября в Шелехове прошел молодежный фестиваль "Будущее мира в наших руках", посвященный 100-летию со дня рождения Сигеки Мори.
В этот день в ДК "Металлург" прошли мастер-классы по каллиграфии, оригами, икэбане и японской кухне.

Перед тем, как начать писать, настоящий японец сначала разглаживает лист бумаги специальным бруском, которым и прижимает бумагу к подложке.  Бумага тонкая, как калька, с одной стороны матовая, с другой — глянцевая, именно на ней пишут. Чернила не смываются водой и имеют не очень приятный запах. Мой брат выстоял очередь и тоже написал свой иероглиф.  Девочка, которая делает оригами, явно на позитиве. Смеется и помогает всем. Радостные тетечки делают икэбаны и скорее несут их домой. 


 















 






 
 





четверг, 11 ноября 2010 г.

Бах!—2

Или ты не встречаешься с ним уже сотню лет. Не видела его как минимум 90. А тут… Бах! Он идет со своей новой спутницей. И вроде бы тебе все равно, с кем он идет. И вроде бы вы что-то вроде просто давних знакомых. И можно просто сказать: «Привет», даже не улыбнувшись, а ты начинаешь тяжело дышать, концентрируешь свой взгляд (попросту, делаешь круглые глаза) и смотришь, смотришь, смотришь. Ненавидишь себя за это, но не можешь не смотреть. А еще хуже, когда начинаешь находить уйму недостатков в этой самой новой пассии. И только сейчас я подумала, что это нормально. Это как проходить мимо старого дома и обязательно заглядывать в окна старой квартиры. Как думать, что твои занавески смотрелись на этом окне лучше. Как обижаться на новых хозяев за то, что цветок, который ты оставила в старой квартире, они благополучно выбросили. Как вспоминать, как ты ела картофельные лепешки в этой квартире. Как вспоминать, как ты ела картофельные лепешки с ним, и не важно, где.
Да-да, это для тебя. И пусть я не обижалась на пассий, но вот эта "тарелка" на моем старом окне абсолютно все испортила. Это нормально.

воскресенье, 7 ноября 2010 г.

Бах!

Бах! Шаг влево, шаг вправо — не получается… Вот так в один прекрасный момент понимаешь, что ты уже не ты. Что ты прирос. Что ты прикипел. Миллионы нитей разных цветов, разной толщины и прочности натягиваются между вами, какая-то туже, какая-то слабее. Миллионы ветвей, ростков, будь то вещи, события, воспоминания пронизывают вас насквозь, и каждое движение в сторону сопровождается неудобством. Они оплетают вас двоих, и вот вы уже одно целое. Кокон. Раньше вы вместе решали, какую купить шоколадку, потом — какую книгу, а теперь — куда вместе поехать. Сначала вы раз в две недели вместе ходили в кино, потом — каждый день куда-нибудь, а теперь хотите вместе жить. Первый месяц вместе казался тебе достижением, полгода — приятной удивляющей закономерностью, год — лишь малой крупицей. Но самое страшное — это то, что периодически перед тобой встает вопрос: «А вдруг это…он?»

суббота, 6 ноября 2010 г.

День

Месяц ноябрь, день пятый. Примечательный такой выдался денёк.

Part I. Sweet sweety  
Уютный зал. Apple, Acer и Asus (?) на столе. Люди, у которых на лбу написано, что они успешны. Более 200 человек пришли послушать и пообщаться, 95% из них — мужики. Вот он, Осенний GeekFest’10. Красота!
 
Белые пакетики всем пришедшим со стандартным содержимым: ручка, блокнот, программа фестиваля, анкета и — что приятно — листок с надписью «Работа». Требования радуют и немного успокаивают: всё же работу будет найти реально, хотя учить надо еще очень многое. Интересует только размер заработной платы, но до этого еще далеко.
Организаторы настолько молодцы, что даже от любой заминки, от любого минимального косяка становится так хорошо и приятно, что в один момент кажется, они купили мою продажную душонку. Кто-то цепляет своей серьезностью, кто-то — сверхуспешностью, кто-то — талантом, а кто-то — раздолбайством. Но объединяет их всех одно — они настоящие (повторюсь) молодцы, у которых нужно учиться.
Не буду рассказывать много про услышанное, так как, к сожалению, мало из него усвоилось в моей пустой голове. Но было б побольше подобных мероприятий, и я бы не только захотела, но и стала бы учиться, а не осваивать университетскую программу, отстающую от требований нашего времени и дающую нечто слишком общее. Мысль из головы: «Сейчас напишу, и пойду делать экономику». Плохая мысль, очень плохая.  
В очередной раз убеждаешься, что IT — это такая новая религия, понятная и доступная только тем, кто является действительно верующим, читает айтишную Библию и знает много молитв. Как, например, в христианстве, в ней есть много обособленных направлений, время от времени третирующих друг друга. Чтобы доказать это, нужно просто зайти в зал и крикнуть: «Python или php?», хотя делать этого не советую — атеисты сжигаются на костре.
А еще было приятно услышать, что компьютерами, стоявшими когда-то в Иркутске, интересовалась пресса США. Так, например, «Daily worker» писал об «Урале» как о самом мощном компьютере в СССР, а легендарная БЭСМ-6 получила еще более лестные отзывы в американской печати как машина, намного опережающая созданные в США. Ах, как молоды мы были, как весело мы жили!
P.S. Захотелось увидеть в глаза Python.
P.P.S. Влад Герасимов, я влюбилась в твои картинки. 

А сегодня (14.11.10) нашла себя на GeekFest'e: 
вот тут.
Part II. Horror
Две недели назад выписалась из больницы, и вот опять она! Другая, но не менее обшарпанная. А перед ней — машина скорой помощи, вот где реальный ужас. Все трясется, все катается, жуть!
В приемном покое тетки обзывают Киркорова ежиком и обсуждают, настоящая ли у Варум грудь. Еще большая жуть!
Тетечка из лаборатории недовольна тем, что ее разбудили (время 9:30 p.m.), но все же делает анализы. Показатели превышают необходимые в 26 (!) раз, и с вдохами: «Так же срочно нужна госпитализация» меня отправляют домой. Ах, нет, еще считалочкой определяют, кто позовет мне хирурга. Хирург орет, что, раз я хожу, ко мне вообще не надо было приезжать, и я доживу 3 выходных дня до поликлиники. Пишет, что я здорова, и меня отправляют ночью пешком в другое отделение. Температура, озноб и в глазах все едет. Иду. В другом отделении пишут прекрасную записку, что это скорее все же проблема хирурга, и отправляют обратно в приемный покой.
«Ну, приезжай завтра, мы тебе УЗИ сделаем». «Зачем?» — спрашиваю я, и получаю ответ: «Ну, просто так». Боль адская, температура не проходит.
Под утро я все же заснула. Но надо ведь делать УЗИ! Боль не меньше, и я еду. Делают повторные анализы, причем бегаю за ними я сама. Утром показатели превышают нужные всего (!) в 18 раз, и меня снова отправляют домой. К слову, УЗИ так и не сделали. Да, еще написали мне на листочке лекарства, которые я принимала уже 2 недели, а толку ноль.
Так вот, к чему все это… За последний месяц меня послали врачи уже 2 раза. В первый раз я вообще еле ходила, а о еде и сне речь даже не шла. И вчера я наконец поняла, что я НЕНАВИЖУ шелеховскую медицину, просто НЕНАВИЖУ. А обезболивающие и противоненавистные не помогают.


воскресенье, 31 октября 2010 г.

3 удавшихся кадра

Вот они:
Удавшийся кадр номер 1.
Удавшийся кадр номер 2.
Удавшийся кадр номер 3, самый удавшийся.
Остальные не получились:

Но не получалось в этот раз не только у меня.
Они тоже любят зиму.
И снег.
Главное, чтобы костюмчик сидел.
Вж-ж-ж-ж!
Halloween, как-никак.

среда, 27 октября 2010 г.

Царь горы

Шелехов — город спортсменов и просто веселых людей. Ни один уважающий себя житель этого города не откажется поучаствовать в местной забаве — игре «Царь горы». Шелеховчане с радостью и пылкостью играют в нее на автостанции, в микрорайоне, но особенно задорно соревнования проходят в Иркутске. Кстати, принимать участие может каждый желающий, так что и вы не откажите себе в удовольствии подразвлечься и размять косточки.
Как правило, победителем становится самый наглый и хитрый, но для красоты повествования назовем его самым умным. Он же быстрее всех бегает, сильнее толкается и громче всех матерится. Главный приз — самое лучшее место в автобусе и наслаждение от разочарованных взглядов проигравших.
Не упускают возможности повеселиться и водители. Они играют в другую игру — «Кто на колесах, тот и главный». Основная задача игры — проехать как можно дальше от догоняющей толпы шелеховчан и осложнить им таким образом путь к званию Царя горы. Водители, беспокоясь о здоровье и физической подготовке горожан, дают им невероятно полезную практику бега с препятствиями. Кстати, иногда шелеховчане играют в эстафету, передавая, например, сумку друга, занимая с ее помощью место в транспорте, и даже занимаются метанием шапок, перчаток и всего прочего, что может дать понять другим участникам игры, что место занято. Порой особо изощренные игроки, сговорившись, разыгрывают конкурента: он вроде бы в числе первых попал в автобус, но все места в нем уже заняты предметами гардероба и кожгалантереей.
А совсем недавно водители придумали новый способ заботы о населении города. Местные изобретатели притащили на автостанцию мост с перилами и поставили прямо на тротуар. По данным социологического опроса, техническое средство, призванное спасти шелеховчан, каким-то магическим образом должно научить их стоять в очереди на остановке. Теперь каждый водитель считает своим долгом остановиться прямо напротив моста спасения так, чтобы попасть в его автобус можно было, только пройдя этот мост. Старожилы города Шелехова уже прозвали его Мостом очищения, намекая тем самым на то, что каждый, кто пройдет через него, очистит свою ауру от негативных эмоций. Теперь шелеховчане, не желающие садиться в подъехавший автобус и с надеждой смотрящие на следующий (поновее, потеплее, покрасивее), считают обязательным встать посреди моста для пущего эффекта.
Мы с радостью ждем новых изобретений и проявлений заботы о пассажирах.
Прямо с места событий — я, несчастный шелеховчанин. Следите за нашими новостями и оставайтесь людьми всегда.

воскресенье, 24 октября 2010 г.

Важен каждый

Вас переписали? А вас? А вас? А меня НЕ ПЕРЕПИСАЛИ! И это меня очень расстраивает. «России важен каждый», но не я. А я что, самый плохой гражданин? «Переписчик вчера ходил». И что? Он не мог оставить мне уведомление, что он приходил и что я могу переписаться по такому-то адресу? Даже обидно. А ведь этот переписчик заполнит за меня как-нибудь анкетку и получит свои ничтожные 7 тысяч (правда ничтожные, за 400-то человек!). Надо вводить какой-то коэффициент честности у людей и давать выполнять важную работу только людям с зашкаливающим показателем этого коэффициента. Поля в ярости.

пятница, 15 октября 2010 г.

Солнце не греет

Ветка дрожит от холода — солнце не греет, а пальто, шитое золотыми нитками, отняла земля. Лишь несколько последних листков стараются согреть ее теплом, накопленным летом — тщетно. Дрожит и дорожит заботой. Злой ветер снимает листки один за другим, и они накрывают собой сырую и холодную тропинку, становясь такими же сырыми и холодными. Мертвыми.
Помню то страшное, то ужасное для меня Первое сентября. В школу я пошла с зареванным лицом и абсолютным нежеланием радоваться. Потерялась моя собака. Эту лопоухую няньку породы ирландский сеттер купили мне после детского сада, ведь теперь после школы мне часто приходилось оставаться одной. Ее звали Рэча — первый слог от имени (не клички!) отца (Рэд), второй — от имени мамы (Чара). Мы росли с ней вместе, зимой она катала меня на санках, я защищала ее от гнева родителей, а она каждый день заставляла меня смеяться. Умная и добрая, с ней было совсем не страшно. Она была такая осенняя — рыжая. И потерялась к осени. В тайге.
Мне очень жаль, что от отца у меня остались в основном плохие воспоминания, такова жестокая детская память. Собаку потерял он, а мысль, что в нее стреляли изрядно подвыпившие его коллеги (наша милиция нас бережет), заставила меня в тот момент возненавидеть и его, и коллег. Моя бедная, моя любимая Рэчка! Ну, разве она была похожа на лису, пусть даже и рыжая?! Хотя я не знаю, что может померещиться абсолютно пьяному человеку.
Ее нашли. Чудом. В тайге! Она прибежала к зимовью, и через знакомых нам сообщили, что мой друг цел и невредим. Моя мама-учитель ушла с уроков и поехала за собакой. А ее ученики — пожалуй, это был самый лучший ее выпуск — убеждали директора школы, что Ольга Анатольевна «ну вот только что вышла» и находится где-то в школе.
Рэчка очень изменилась. Стала бояться всего, стала пакостить. Мы совсем не играли, а осенью она сбежала. Я года два кидалась на всех сеттеров и пыталась узнать в них Рэчу, но зря. Я до сих пор скучаю.
Но некоторые, самые упорные листки, не сдаются. Вот этот самый красивый — оранжевый, с золотой каймой и малиновыми прожилками. Задорный.
А еще раньше в конце лета мы ездили в тайгу за черникой. В городе еще было лето, а в лесу уже осень. Желтые березки, красные осинки, вечнозеленая хвоя и разноцветная трава. Когда я была совсем маленькой, меня не брали по ягоду, и я оставалась на балагане с кем-нибудь из взрослых. В одну из поездок я осталась с моей тетей, ей тогда, насколько я помню, не было и 18. Мы готовили обед на костре и делали «городки» из мха. Берешь кусок высокого мха, втыкаешь в него веточки-листоки-цветочки, и получается произведение искусства!
Отправившись за очередным клочком мха, я порезала ногу лежавшим в нем куском разбитой бутылки. Шрам от этого пореза остался до сих пор, и — смешно сказать — я его очень люблю. Он постоянно напоминает мне о детстве, когда оно было счастливым и беззаботным. От вида крови я упала в обморок, но все же не так быстро, как моя тетя — та больше всего на свете боялась вида крови. Тем не менее, пока я из обморочного состояния перешла в крепкий сон, она умудрилась забинтовать мне ногу и доготовить обед. Проснувшись, я обнаружила, что наши таежники уже вернулись, и сказала маме: «Мам, а ты меня не наругаешь? Я ногу порезала». Как же смешно мне сейчас об этом думать! Но так по-хорошему смешно, даже забавно. Как нога зажила, не помню. Но тайгу любить меньше я не стала.
Лежу и думаю, неужели он не сдастся? Ведь несколько листков остаются на ветке и до зимы, а потом покрываются снегом. Вот и силач, вот и крепыш…
А в начальной школе я просто обожала конкурс поделок из натуральных материалов. Я всегда делала вазы из кабачков — резные, кружевные — и заполняла их сухоцветами. Наши поделки стояли в конце класса на шкафах, и мы часто во время урока поворачивались назад, чтобы лишний раз полюбоваться своими произведениями.
Заснула. Проснулась, и снова он!
Этой осенью в первый класс пошел мой младший брат. Я третьекурсница, а он первоклашка! Мой шалунишка превратился в элегантного семилетнего мужчину (и такое бывает). Теперь я иногда делаю с ним уроки, а он, правда неохотно, рассказывает о делах в школе. Конечно, непоседливость от него никуда не ушла — буквально сегодня его выгнали с занятия по шахматам. Да, мы с ним очень разные, хоть в моей школе и ждали, что к ним придет маленькая замена меня. Но двухгодичное отсутствие школьников в нашей семье окончилось.
Упал.

воскресенье, 10 октября 2010 г.

Всё зря

Боролись бабы, боролись за свои права, а мужики как смотрели на нас, как на кусок мяса и родильный аппарат, так и продолжают смотреть. Не всегда, но почти всегда. И пиши ты слёзные стихи, и занимайся ты изучением асимптотической свободы в теории сильных взаимодействий, и сажай кусты сирени по всему миру для его скорого спасения — один фиг (простите) размер груди, талии и бёдер будет критерием №1 в оценке наших прелестей.
Мой интеллигентный мужик, который пишет мне SMS типа: «Пообещай мне, что завтра мы пойдем в библиотеку» и с радостью делится со мной новостью, что в Художественном музее экспонируется новая выставка, всё равно открывает рот и одобрительно кивает головой, видя девочку, играющую роль стриптизёрши в подобающем для этой роли виде, и ценит мою самую внушительную часть тела. Жаль, что не только мою. И все его фразы «Только умные бабы!» тоже вызывают у меня некоторое умиление. Я бы сказала: «Только умные, и чтоб …», ну а это «чтоб» и так понятно.
И вообще, почему жаль? Почему русские не могут заводить себе гаремы, и почему я лучше удавлюсь, чем буду добровольно не единственной женщиной своего мужчины? Я не верующая, но верю. Вера православная со своих истоков позволяет существовать только парным союзам, и не более. Один муж — одна жена, и всё. Изначально такая политика проводилась для преследования профилактических целей: один половой партнёр — меньше вероятность распространения заболеваний. И очень уж мне нравится эта политика, так как по натуре я моногамна. И очень ревнива. И пишу всю эту чушь, которая мне очень не нравится, только потому, что я готова лопнуть от ярости, когда мой мужчина открывает рот и одобрительно кивает головой, видя девочку, играющую роль стриптизёрши в подобающем для этой роли виде. 
Но при этом мне гораздо приятнее будет слышать: «Дорогая, я тут подумал, что хочу, чтобы ты родила мне ребёнка», чем: «Дорогая, я тут подумал, что хочу, чтобы ты занималась изучением асимптотической свободы в теории сильных взаимодействий». И не потому, что первое любой бабе сделать легче, чем второе, а потому, что первое гораздо приятнее нашей природе, которая нет-нет, да и вылезет наружу из-под пелены всех тех высоких чувств и знаний, которые закладываются в нас учителями и предками не первую тысячу лет.
Так что зря вы, бабы, боролись.